По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Церковь Спаса на Нередице

Спас на горе Нередице, или, просторечно, Спас-Нередица — храм Преображения Господня, расположенный вблизи Великого Новгорода на правом берегу Волхова на небольшой возвышенности рядом с Городищем.

История

Церковь Спаса была выстроена за одно лето в 1198 г. ктиторством князя Ярослава Владимировича около своего терема. Ярослав (в крещении Михаил) Владимирович, сын Владимира Мстиславича, правнук Владимира Мономаха, в 1182—1199 гг. трижды занимал новгородский стол благодаря своему свояку, владимиро-суздальскому князю Всеволоду Большое Гнездо. Ярослав Владимирович не сумел заручиться поддержкой местной знати и по сути дела являлся ставленником владимиро-суздальского князя. В 1199 г. новгородцы изгнали его из города. Спасо-Преображенская церковь на Нередице оказалась последней княжеской постройкой в новгородских землях. Позднее здесь, на Городище, вокруг церкви располагался Спасо-Нередицкий, или Спас на Городище, мужской монастырь (приписанный к Юрьеву монастырю). Уже во второй половине XII в., на смену Церковь Спаса на Нередице крупным парадным княжеским храмам, возникает новый тип небольшого кубического одноглавого храма с четырьмя несущими внутренними столбами. Интерьеры таких храмов утрачивают грандиозность и представительность, но приобретают камерный характер; фасады их становятся еще более простыми и лаконичными по композиции, не теряя при этом художественной выразительности.

Характерными памятниками этого периода можно назвать церкви Благовещения на Аркаже (1179), Петра и Павла на Синичьей горе (1185—1192) идр.; сюда же относится и последний княжеский храм Новгорода — Спас на Нередице. Выстроенная Ярославом Владимировичем в 1198 г. близ княжеского Городища на речке Нередице, церковь Спаса, в сравнении с предшествующими княжескими сооружениями начала XII в., представляет весьма скромный храм.

Архитектура

В новых условиях новгородские князья не стремились к созданию грандиозных архитектурных сооружений.

Одноглавый крестово-купольный, с четырьмя внутренними столбами и позакомарным покрытием, храм Спаса имеет небольшие хоры, устроенные на деревянном накате, узкий вход на которые сделан в толще западной стены. Церковь заметно уступает ранним княжеским соборам и в технике возведения, но это не помешало безвестному зодчему создать полное индивидуальности произведение искусства: грубая кладка, неровность плоскостей стен в руках мастера превратились в средства художественной выразительности. Удивительная пластика стен и всего архитектурного объема храма, его тонкая гармония и соразмерность более всего впечатляют в этом замечательном памятнике.

Постановка церкви Спаса на возвышенности бескрайней равнины, индивидуальность общей трактовки облика представляют пример полного художественного синтеза архитектуры с природным окружением — храм органически вошел в новгородский пейзаж, являясь его подлинной архитектурной жемчужиной.

Древние зодчие умело выбирали место, сооружая здание и целый ансамбль в гармонии с природой. Они подчиняли формы постройки единому закону — красоте: «А высоту созда, аки мера и красота покажет». Именно такое идеальное место на холме Нередица, на правом берегу Волхова, близ Городища, загородной резиденции новгородских князей, было выбрано для Спаса. О строительстве церкви в 1198 г. летописец сообщает: «В то же лето заложи церковь камянну князь великий Ярослав, сын Володимир, внук Мстиславль, в имя Святого Спаса Преображения в Новгороде на горе, а прозвище Нередице». В следующем, 1199-м, году новгородские мастера украсили всю поверхность стен храма фресками.

Фрески

Фрески храма являются одним из самых знаменитых памятников монументальной живописи не только русского, но и европейского искусства. Роспись Нередицы дошла до XX столетия в превосходном состоянии и активно изучалась и описывалась до 30-х годов XX в. Лишь в отдельных местах были утраты от ямчуга (селитры).

Судьба этого некогда уникального по сохранности фрескового цикла трагична. Почти восемь веков простояла церковь Спаса в целости, но во время Великой Отечественной войны была разрушена фашистскими снарядами: храм попал в черту Волховского фронта. Церковь постоянно обстреливалась в 1941—1943 гг., пока не превратилась в руины.

Позже, благодаря сделанным ранее обмерам и фотографиям, удалось восстановить верхние части стен, своды и купол, но большая часть фресок безвозвратно утрачена. Уцелело менее 15 процентов росписей. Сейчас мы можем получить представление о них только по фотографиям, сделанным в довоенное время. Тем не менее иконографический материал из храма Преображения на Нередице остается одним из наиболее употребляемых в сравнительном анализе.

Размещенные в девять ярусов фрески сплошь покрывали купол, своды, стены и столпы храма. Лишь незначительные фрагменты этого величественного ансамбля дошли до наших дней: изображения святых жен и мучеников сохранились в диаконнике церкви; в росписи алтаря случайно уцелели образы святых Петра Александрийского и Илии-пророка, части фигур святителей, изуродованных осколками снарядов. Чудом избежала полного разрушения и монументальная композиция «Крещение», написанная на южной стене церкви. Эти фрагменты дают хоть какую-то возможность почувствовать особенности нередецкой стенописи. Росписи, по традиции, с советских времен приписывали местным, новгородским, мастерам. Несколько лет назад археологи вскрыли усадьбу Олисея Гречина, иконника конца XII в. Некоторые находки в ней позволяют сделать предположения, что этот мастер участвовал в создании фресок Нередицы.

В. К. Мясоедов и М. И. Артамонов считали, на Нередице работало от восьми до десяти фрескистов с помощниками, которые расписали за летние месяцы 1199 г. весь объем храма. Стены, столбы, своды и купол покрывала роспись. По ней можно было выявить истоки ранней новгородской иконографии, тогда еще только складывавшейся. И для этого не надо было допускать гипотетические предположения, зачастую граничащие с домыслами.

Обсуждая фрески Спаса на Нередице, плодотворно говорить об особенностях их иконографии, но не о канонической системе храмовой росписи, так как общая программа росписи Спасской церкви отсутствовала, в отличие, например, от Софийского собора в Киеве или Мирожского собора в Пскове.

В куполе, вместо традиционного для XII в. «Пантократора», было помещено «Вознесение». Христос в окружении шести ангелов восседал на радуге, ниже в проемах световых окон предстояли апостолы. Эта обширная подкупольная композиция являлась иконографическим пережитком для росписей куполов в XII столетии.

Подобная практика уже к IX в. была вытеснена константинопольским каноном писать в главном куполе «Пантократора». Старая традиция сохранилась лишь на периферии Византийской империи — в Малой Азии, на христианском Кавказе, на романском Западе и отчасти на Руси.

На парусах размещались Евангелисты. В центре предалтарной арки располагалось редчайшее, возможно, единственное в домонгольской Руси, изображение «Христа Ветхого Деньми». В алтарной конхе — «Богоматерь Оранта» с медальоном на груди «Спаса Еммануила», далее в центральной апсиде шли два святительских чина, а внизу, вне традиции, находился необычный «Деисис» с Христом-священником. В жертвеннике — фресковый цикл из жития Иоакима и Анны, в диаконнике — из жития Иоанна Предтечи. Остальные стены храма были отданы сюжетам Священного Писания. Новозаветным сцены по преимуществу группировались в трансепте, ветхозаветные были отнесены в неф.

На западной стене и частично в примыкающих к ней южных и северных сторонах развернулась большая композиция «Страшного суда»,— пожалуй, наиболее интересная из всех нередицких фресок. Сейчас из сохранившихся фрагментов можно увидеть Ангела, свивающего небо, блудницу, змея сатаны, несколько фигур праведников и отрывки адских мучений грешников. Помимо обычных элементов, «Страшный суд» в Спасском храме включал не часто встречающиеся сцены, например «Богатый в аду». Сцена наполнена своеобразным средневековым остроумием.

В 1246 г. на южной стене появилась ктиторская фреска князя Ярослава Всеволодовича, подносящего модель храма Иисусу Христу. Бесспорная атрибуция изображения принадлежит Ю. Н. Дмитриеву.

В размещении евангельских сцен на сводах и стенах Спаса на Нередице не прослеживается даже намека на хронологическую последовательность событий. «Рождество Христово» выписано на западной стене над «Страшным судом». Ранние евангельские эпизоды («Введение во храм», «Сретение») были помещены в трансепте в нижнем регистре, а более поздние («Вход в Иерусалим», «Несение Креста», «Моление о Чаше», «Распятие», «Снятие со Креста», «Явление женам-мироносицам») — в верхнем. На сводах «Воскрешение Лазаря» соседствовало с «Тайной вечерей», а «Сошествие во ад» было в одном ряду со «Страстями Господними». Некоторые сюжетные композиции повторяются, и они весьма произвольно чередуются с многочисленными рядами святых.

В. Н. Лазарев видит причину бессистемности спасских фресок в том, «что работавшая в Нередице артель живописцев очень торопилась с выполнением заказа. Поэтому она заведомо отказалась от строго продуманного плана, уточнение которого потребовало бы много времени». Некоторые исследователи усматривают причину в другом. На Руси роспись храмов всегда производилась в короткие летние месяцы, и быстрота работы была обычным делом для фрескистов. Скорее всего, князь Ярослав Владимирович пригласил на Нередицу несколько мастеров из разных мест, никак не связанных друг с другом, о чем говорит яркая различность их манер письма. У них не было общего руководителя, который распределил бы сюжеты в соответствии с общей программой стенописи. Мастера же разделили между собой только стены, на которых писали по своему разумению, минимально соотносясь с коллегами.

Спасская стенопись в целом отличалась ярко выраженной живописностью и быстрой, размашистой манерой письма, местами доходящей до небрежности. Нередицкие мастера виртуозно владели фресковой техникой, их цветовая гамма основывалась на сочетании зеленых и голубоватых тонов с сильной, густой белильной разделкой.

Иконография росписи Нередицы намного ближе к восточным образцам стенописи, чем к константинопольским канонам. В большинстве евангельских сцен прослеживаются родовые связи со старыми сирийскими памятниками и их вариацией в христианском регионе Кавказа. К фрескам восточной иконографической ориентации присоединяются композиции романского ареала: в новгородском храме можно было увидеть западноримскую интерпретацию легенды об Алексии, человеке Божием и даже изображение католического святого Бенедикта Нурсийского, основателя западного монашества и ордена бенедиктинцев. Однако все эти иконографические заимствования носят не прямой характер, а косвенный. Скорее всего, в Спас на Нередице собрались мастера из различных отдаленных византийских провинций (как западных, так и восточных), обладавшие различным иконографическим и профессиональным опытом.

Церковь восстановлена в 1956—1958 гг. По решению ЮНЕСКО в 1992 году церковь Спаса на Нередице вместе с рядом других памятников Новгорода и его окрестностей включена в Список Всемирного наследия как наиболее ценный памятник истории и культуры.

Последние новости об этом храме, входящем, без сомнения, в сокровищницу не только русской архитектуры и духовности, но и всего Православия, всего мира: студенты Санкт-Петербургского государственного университета приступили к созданию виртуального музея новгородского храма Спаса на Нередице. В музейных архивах сохранились лишь черно-белые фотографии внутреннего и внешнего убранства храма, часть фресок и зарисованные с них акварели. Студенты Петербургского университета воссоздают в виртуальном пространстве архитектурную модель храма, фресок и церковной утвари. На сегодняшний день создание виртуального музея с использованием ЗD-моделирования — пока что единственный способ восстановить фрески уникального памятника.

Интернет-сайт виртуального музея открывается осенью 2007 года. Его посетителям в ЗD-формате оказываются доступными изменения внешнего и внутреннего убранства новгородского храма, которые происходили с ним на протяжении веков. Кроме того, студенты университета планируют воссоздать в трехмерном пространстве типичную новгородскую деревню XII века и усадьбу новгородского иконописца Олисея Петровича Гречина, который, возможно, принимал участие в создании фресок уникального храма. Мирское имя (прозвище) Олисея — Гречин — известно по летописям. (Олисей, вероятно, был священником, греком. Он обычно отождествляется с игуменом Юрьева монастыря и претендентом на Новгородское епископство в 1 193 г. — также Гречином.)

В виртуальном музее будут представлены и найденные в Старой Ладоге экспонаты археологических раскопок, датированные XII веком. В проекте принимают участие исторический факультет и факультет филологии и искусств СПбГУ, а также специалисты Русского музея.

Как добраться

Новгородская обл., Новгородский р-н, д. Спас-Нередицы

На карте

Назад

 

© 2008 Музей православного зодчества.
Храмы, церкви, соборы и монастыри России. Архитектура, история и искусство.
Сайт "Музей православного зодчества" является электронным СМИ (Свидетельство № ФС77 - 37756) перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена и преследуется в соответствии с ФЗ "Об электронных СМИ" и ФЗ "Об авторском праве"