По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Дворцовый собор Рождества Богородицы в Боголюбове

Большое село Боголюбово знаменито в истории русского народа и его культуры XII столетия. Оно живописно раскинулось на высоких холмах близ Владимира, с которых хорошо видны клязьминская пойма, крутые петли реки, заречные леса и белеющий в полутора километрах храм Покрова на Нерли, жемчужина мировой архитектуры. Сохранившиеся в Боголюбове памятники возвращают нас к бурной и полной напряженной борьбы начальной поре княжения Андрея Боголюбского, когда в 1158—1165 гг. расширялась и обстраивалась прекрасными зданиями новая столица Суздальской земли — Владимир. В эти же годы строится и княжеский город Боголюбов.

История

Князь Андрей Боголюбский, второй сын Юрия Долгорукого, родился в 1111 г. Его матерью была половецкая княжна, а самого князя до крещения звали Китаем. Детство князь Андрей провел в Суздале и, возможно, именно с тех пор полюбил этот северо-восточный край Руси. Как и все сыновья Рюриковичей, он получил прекрасное образование, а воинскую доблесть и полководческий дар он не раз проявлял, участвуя в походах своего отца. По некоторым данным, в юности князь Андрей совершил поездку к святыням Востока: побывал в Иерусалиме и Константинополе.

В середине XII в. Юрий Долгорукий основал много новых городов в Ростово-Суздальской земле, на северо-востоке Руси, а его сын, князь Андрей Боголюбский, приложил немало труда, чтобы они крепли и развивались.

После занятия в 1155 г. киевского великокняжеского престола Юрием Долгоруким князь Андрей, будучи его наследником, поселился в Вышгороде. Но жизнь на юге пришлась ему не по нраву, и он вернулся на родину, на северо-восток. В 1157 г. умер в Киеве его отец, Юрий Долгорукий, и князь Андрей был избран ростово-суздальским князем. Но жить ни в Ростове, ни в Суздале он не остался, а отправился в любимый им Владимир, по тем временам совсем небольшой городок.

Таким образом, столица княжества была перенесена в город на Клязьме, где бояре были не столь сильны, как в Ростове и Суздале.

В 1164 г., в целях завоевания Великого Волжского пути, Андрей Боголюбский предпринял поход на Волжскую Булгарию, которая еще со времен походов князя Святослава на хазар представляла серьезную опасность для Руси. В честь победы над Булгарией, в 1165 г., в устье реки Нерль был заложен храм Покрова на Нерли.

Андрей Боголюбский поставил своей задачей укрепление самодержавной власти князя и объединение Русской земли. В 1169 г. его войска взяли Киев, годом позже был заключен мир с непокорным Новгородом. К концу 1170 г. князь Андрей добился признания своего старшинства на Руси, но не пожелал сесть на золотой киевский престол — он отправил туда своего брата Глеба из Переславля, а сам вернулся во Владимир.

В Ростове и Суздале группировалась могущественная старобоярская знать с ее своекорыстными и узкими местными интересами, раскинувшая свои владения по всему Залесью вплоть до Москвы-реки. Перенос столицы во Владимир, пригород старых центров края, молодой город «мизиньных» людей, был тяжким ударом по независимости боярства и угрожал его политическому господству. В этой начинающейся борьбе огромное значение имело обладание выходом Нерльского пути в Клязьму. Здесь-то и ставится новая княжеская крепость и пышная резиденция владимирского князя — Боголюбов-город.

Архитектура

Южную часть древнего Боголюбова-города занимает обосновавшийся в XIII в. в покинутом замке Боголюбов монастырь, широко использовавший для привлечения богомольцев чудесные легенды этого места, Боголюбовскую икону и, в особенности, память об убийстве здесь князя Андрея Боголюбского, канонизированного Церковью в 1702 г.

Не много сохранилось от дворцового ансамбля. Видимо, уже после смерти Андрея, его Боголюбов-город перестал привлекать внимание владимирских князей. Впервые в 1177 г. его разорил и пограбил рязанский князь Глеб, а потом ураган монгольского нашествия снес с лица земли его крепостные стены; вероятно, были основательно разрушены и дворцовые здания, камень которых растаскивался потом на нужды монастырского строительства.

Вдоль южного края ограды стоит сильно искаженный в 1804 г. переделками корпус Благовещенской церкви (1683). На ее месте, по преданию, стояла церковь Леонтия, якобы построенная Андреем Боголюбским. Рядом с ней — часовня XVII в. «Святой шатер», которая, как скажем ниже, действительно стоит на развалинах одного из интереснейших зданий замка XII столетия.

В конце XVII в. еще был цел древний дворцовый собор Рождества Богородицы, описанный местным монастырским летописцем игуменом Аристархом. Он же рассказывает и о гибели этого памятника. Невежественный игумен Ипполит, пожелавший видеть в храме «большую светлость», распорядился проломить в его стенах огромные окна, и древний собор в 1722 г. рухнул. По счастливой случайности уцелела часть его северной стены, удержанная примыкающим к ней древним переходом, связанным с лестничной башней. Последние были сохранены, так как это было чтимое место — здесь был убит князь Андрей. Собор же был разобран, и на основании его стен в 1751 г. была построена существующая церковь. Рассматривая западный фасад этих построек, мы легко отличаем древние части по их колончатым поясам и узким окнам, уже знакомым нам по памятникам Владимира; на западном же фасаде нового собора вставлены резные львиные маски, уцелевшие от резного убранства древнего храма.

Чтобы восстановить картину княжеского дворца XII в., следует соединить все данные источников и материалы раскопок. Собор был центром дворцового ансамбля. Современник строительства дворца и собора, приближенный князя, вышгородский священник Микула, в своей полной трагизма повести об убийстве Андрея с изумлением писал о красоте и роскошном убранстве храма, его «золотых» полах, окованных «золотом» порталах и дверях, драгоценной утвари. По словам Микулы, князь хорошо понимал силу искусства и приказывал вводить на соборные хоры гостей и послов с киевского юга, из византийского и западного зарубежья, чтобы они видели красоту храма и выраженное в его богатстве и красоте могущество владимирского князя. Шестью веками позже игумен Аристарх отмечал, что собор был в точности похож на Покров на Нерли; он писал также о необычайных круглых столбах собора, увенчанных огромными «коронами». Все это казалось вымыслом или преувеличением. Однако раскопки 1934—1938 годов подтвердили, что все это близко к истине.

Лестничная башня (реставрирована в 1963 г. Л. С. Филипповой) — свидетельница трагедии, разыгравшейся в Боголюбовском замке в черную июньскую ночь 1174 г. Израненный заговорщиками-боярами в своей опочивальне, князь Андрей сполз тогда по ступеням лестничной башни, скрылся в нише за «столпом восходным» и был здесь добит убийцами. Согласно летописи, в заговоре участвовали бояре Кучковичи, родственники первой жены Андрея Боголюбского, и вторая жена князя, которая была родом из Булгарии и не могла простить князю победы над своими соплеменниками.

Андрей Боголюбский был причислен к лику святых и особо почитаем Русской Православной Церковью. Нетленные мощи святого князя были обретены в 1702 г. Рака с его мощами находится в построенном им Владимирском Успенском соборе.

А о событиях трагической ночи и последующих дней восстания во Владимире и Боголюбове с поразительным реализмом и страстностью рассказывает повесть попа Микулы, использовавшего данные судебного допроса заговорщиков, рассказы очевидцев и свои впечатления о грозных днях «мятежа»...

В ансамбле Боголюбовского дворца здания не располагались фронтально, в одну линию, но у северной башни делали излом, отвечавший излому южного склона замкового холма. Оба фасада — восточный и западный — были очень эффектны. Восточный смотрел в сторону речной пристани. Сюда были обращены стройные апсиды собора с членившими их фасады тонкими полуколонками, сюда смотрело тройное окно лестничной башни, и выходил вход в нее; за полутенью арочных проемов переходов светился белый камень дворцовой площади, куда пришельцы из Владимира попадали через главные ворота дворцовой части. На эту главную площадь выходил лучший западный фасад ансамбля, связанный в единое целое лентой колончатого пояса и мотивом аркад переходов. Его ядром был златоглавый собор с как бы охранявшими его лестничными башнями, образующими симметричный и торжественный центр композиции. Он напоминал двухбашенную Киевскую Софию и явно имел целью это гордое сопоставление. По сторонам развертывались крылья переходов, сраставшиеся на юге с замковой стеной и с севера — с дворцом.

Против юго-западного угла собора, на площади, стояла особенно примечательная постройка ансамбля — киворий. Сейчас на его месте — кирпичная часовня XVII в. с четырьмя грушевидными столбами, первоначально завершавшаяся шатровым верхом. Под ней стояла белокаменная чаша с высеченным на дне крестом. Легенда рассказывала, что из этой чаши князь. Андрей якобы оделял наградами строителей замка. Раскопки открыли остатки трехступенного круглого подножия чаши, по краю которого шли круглые базы с угловыми рогами-грифами от восьми стройных колонн. Найденные фрагменты и аналогии позволили восстановить облик этой изящной ажурной постройки, столь неожиданной в условиях сурового русского климата. Киворий образовал сень над чашей, в которой содержалась освященная вода, и здесь путник мог утолить жажду и освежить лицо «святой водой».

Видимо, киворий был последней постройкой ансамбля, созданной около 1165 г. На одном из камней ступеней кивория мастер вырезал княжеский знак, свидетельствующий об участии в строительстве княжеских владимирских зодчих.

Боголюбовский дворец был одним из въедающихся произведений княжеских строителей. Пышные, сверкающие белым камнем и золоченой медью княжеские палаты были теснейшим образом связаны с русской традицией. Обычная трехчленная схема богатого жилого дома складывалась из жилой избы, соединенной переходом сеней с чистой парадной частью — клетью. Любопытно, что древние источники называют и лестничную башню дворца «сенями», явно отмечая ее аналогию сеням обычного жилища. Эта схема жилья не раз развертывалась русскими зодчими в монументальный дворцовый ансамбль. Так было, например, в Галиче XII в., где к каменному собору примыкал деревянный переход к рубленым хоромам. Дворцовая церковь с ее хорами заменяла «чистую половину» — клеть. В Боголюбове эта схема была развита и с блеском воплощена целиком в белом камне.

В архитектуре Боголюбовского дворца много общего с приемами и формами Успенского собора во Владимире, но в гражданском ансамбле смог сильнее проявиться интерес к декоративному богатству архитектуры. Здесь впервые появились великолепные цокольные аттические профили, шире были применены золоченая медь и фресковая роспись наружных частей здания, еще ярче сказалась демонстративная парадность архитектуры. Белые стены замка на высоком речном берегу были видны издалека, из-за стен сверкали золоченые верхи храма и башен. Обдумывая постройку дворца и замка, князь и зодчие обращались к описаниям в исторических сочинениях того времени прославленного сооружения библейской древности — храма Соломона в Иерусалиме — и использовали в своей постройке многое из этих описаний.

Боголюбовский замок был вторым после Владимира центром политической жизни времени Андрея Боголюбского. Сюда, в княжескую резиденцию, шли послы из соседних земель и зарубежья, здесь решались вопросы войны и мира и судьбы Владимирской земли и Руси.

Как добраться

Владимирская область, поселок Боголюбово

На карте

Назад

 

© 2008 Музей православного зодчества.
Храмы, церкви, соборы и монастыри России. Архитектура, история и искусство.
Сайт "Музей православного зодчества" является электронным СМИ (Свидетельство № ФС77 - 37756) перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена и преследуется в соответствии с ФЗ "Об электронных СМИ" и ФЗ "Об авторском праве"