По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Патриарший Успенский собор

Еще великий князь Иван Калита и святитель Петр в 1326 г. заложили на этом месте первый каменный собор в Москве, посвященный Успению Пресвятой Богородицы. Толчком к строительству послужило обретение Москвой статуса первопрестольного города. Отныне именно Московский, а не Владимирский Успенский собор был призван стать главным храмом Святой Руси.

История

Знакомый нам нынешний облик собор приобрел в 1475—1479 гг., став на последующие века — главным (кафедральным) храмом России, одной из величайших святынь всей страны.

Собор сочетает в себе традиционные для русских храмов формы и новизну пространственного решения. В Успенском соборе нет прямого повторения каких-либо архитектурных деталей и приемов, характерных для архитектуры итальянского Возрождения, хотя его строителем был один из выдающихся зодчих Кватроченто Аристотель Фиораванти. Этот архитектор создал произведение, своей композиционной ясностью, строгостью и лаконизмом архитектурных форм близкое духу Раннего Возрождения, новаторское для своего времени и выдающееся по своим художественным и техническим качествам, в котором традиционные особенности древнерусского культового зодчества получили свое дальнейшее развитие в новых исторических условиях.

Успенский собор играет первостепенную роль в ансамбле Соборной площади. Исследователи считают, что ему предшествовали три храма: деревянная церковь XII в., Димитровский собор XIII в. и белокаменный храм времен Ивана Калиты. К концу XV в. белокаменный храм стал для Москвы тесен, сильно обветшал и грозил падением. Поэтому Иван III и митрополит Филарет задумали разрушить старый храм и на его месте возвести новый собор.

Были объявлены традиционные торги-состязания (как сегодня сказали бы, «тендер»), победителями которых оказались зодчие Иван Кривцов и Мышкин (имени последнего документы почему-то не называют).

В 1472 г. мастера приступили к строительству, которому не суждено было завершиться. Прошло два года, и храм был уже выведен до самых сводов. В тот день работники и каменотесы, за час до заката, спустили рукава, надели шапки и разошлись по домам ужинать. Однако ж пока было светло, еще многие москвичи взбирались на подмостки — поглядеть. «Чудна вельми и превысока зело!» — говорили они о новом соборе. Но после заката ушли и они. А потом случилось неслыханное дело — затряслась земля. Сперва упала северная стена. За ней наполовину разрушились западная и устроенные при ней хоры. Весь город опечалился гибелью собора, и великий князь Иван III решил призвать мастеров из других стран.

Во всех странах европейских превыше всего ценилась тогда итальянская работа, и в июле 1474 г. русский посол поехал в Венецию. От верных людей узнали, что служит у венецианского дожа хороший зодчий из Болоньи — Аристотель Фиораванти. Еще лет 20 назад придумал он такую механику, что на 35 футов передвинул колокольню со всеми колоколами. В городе Ченто, где колокольня скривилась, Аристотель выпрямил ее, не вынимая ни одного кирпича. Дожу Марчелло решительно не хотелось отпускать в далекую неизвестную Русь своего лучшего архитектора, ссориться же с Иваном III было невыгодно. Поскольку именно Иван натравил татарского хана на турок — исконных врагов Венеции. Да и сам Аристотель не возражал против поездки. Несмотря на свои 60 лет, он был любознателен, как юноша. Почти три месяца продолжался путь до далекой Московии — выехали зимой, а в Москву прибыли в начале апреля 1475 г.

Больше всего итальянского мастера привлекала деревянная резьба наличников окон, крылец и ворот. Несмотря на утомительное путешествие, итальянец отказался отдыхать и в тот же день поехал на стройку. Он обследовал остатки разрушенного собора, хвалил прекрасную работу русских каменотесов, но тут же отметил невысокое качество извести. Строить заново северную сторону собора Фиораванти не согласился, решив все сломать и начать заново.

Однако начинать стройку архитектор не торопился. Он понимал, что не может не считаться с обычаями и вкусами русского народа, не должен искусственно переносить сюда привычные ему формы западной архитектуры. И поэтому, закончив закладку фундамента, Аристотель Фиораванти отправился путешествовать по стране, чтобы познакомиться с древнерусским зодчеством. (Впоследствии он участвовал в походах на Новгород (1477—1478), Казань (1482) и Тверь (1485) как начальник артиллерии и военный инженер.)

Князь Иван III посоветовал итальянцу взять за образец Владимирский Успенский собор, и отправился Фиораванти в прославленную столицу суздальских князей — город Владимир. Войдя внутрь тамошнего Успенского собора, архитектор остановился. На разноцветных майоликовых плитках пола дрожали блики лампад. Своды, столбы и стены храма были покрыты громадной фреской, изображавшей «Конец света». Широкие, как бы небрежные мазки делали людские тела и лица живыми, почти осязаемыми. Человечность образов фресок поразила итальянского зодчего.

Выросший среди прекрасного искусства Италии Фиораванти был восхищен талантом русского художника и немедленно осведомился у переводчика о его имени. «Звали его Андреем Рублевым»,— с гордостью ответил толмач. Размах, величие и одновременно строгая красота, замечательное умение строителей сочетать красоту храмов с природой и окружающим городом произвели глубокое впечатление на итальянца. Полный новых мыслей, он вернулся в Москву.

Четыре года под его руководством возводили московский Успенский собор русские каменщики и плотники. Кирпич обжигали в специальной, совсем по-новому устроенной печи. Он был уже продолговатее прежнего, но такой твердый, что нельзя было его разломить, не размочив в воде. Известь растворяли как густое тесто и мазали железными лопатками. И впервые на Руси все делали по циркулю и по линейке. Фиораванти научил москвичей закладывать в стены железные связи взамен быстро гниющих дубовых, сводить крестовые своды, делать красивые двойные арки с «вислым каменьем».

Скоро итальянские приемы сделались русскими, родными и в общем облике всякой отделки не оставили даже и следа собственно итальянского характера. На кремлевском холме возрастало здание строгой и торжественной архитектуры. Увенчанный пятью золочеными куполами, собор был виден с различных точек Москвы, хотя он был совсем не велик. Не только торжественной монументальностью и строгостью, но и своей необычностью поражала современников архитектура Успенского собора. Повторяя формы владимирского оригинала, Фиораванти украсил фасады своего творения аркатурным пояском и завершил их характерными для русского зодчества полукружиями закомар. Белокаменные стены оживлялись пилястрами, поясом арочек и узкими щелевидными окнами. Особенно же оригинально итальянец решил внутреннее пространство храма: оно без хоров и, что главное, поражает своим светлым простором, открывающимся с первого взгляда.

Летом 1479 г., когда сняли строительные леса, взору москвичей предстал новый храм, построенный «по всей хитрости». 20 августа 1479 г. митрополит Геронтий совершил освящение храма.

Мощи святителя, находившиеся во время строительства в церкви Святого Иоанна Богослова, были перенесены в собор.

Летописец отмечал, что Успенский собор подобен монолиту — «яко един камень». Москвичи пришли в восторг. Современники были поражены «величеством и высотою, и светлостью и пространством» собора.

Успенский собор Москвы стал главным на Руси. В нем оглашались государственные акты, в алтаре храма хранились важнейшие государственные документы. Здесь возводили в духовный сан и хоронили митрополитов и патриархов всея Руси. Здесь, у гроба митрополита Петра и перед общерусской святыней — иконой «Богоматерь Владимирская», удельные князья и «все чины» приносили присягу верности Москве и великому князю, а впоследствии — царю. Перед военными походами воеводы получали в соборе благословение, позже венчались на царство русские князья и цари.

В Успенском соборе прошли наиболее значимые для государства церемонии бракосочетания: князя Василия I, сына Дмитрия Донского, и литовской княжны Софьи Витовтовны. Ивана III и Софьи Палеолог, Василия III и Елены Глинской — матери Ивана Грозного.

С 1326 г., когда в храме был погребен св. Петр, и до 1700 г. собор служил усыпальницей Предстоятелей Русской Церкви — митрополитов и патриархов. Всего в соборе 19 гробниц, расположенных вдоль его стен. Мощи московских чудотворцев — Петра, Ионы, Филиппа и Ермогена — покоятся в деревянных, украшенных металлическими пластинами раках — мощехранительницах.

Во время Отечественной войны 1812 г. собор был разграблен наполеоновскими войсками. Из части серебра, отбитого у французов русскими казаками, была выкована великолепная люстра, которая сейчас висит в центре собора.

Древнейший памятник прикладного искусства в соборе — его южные двери (привезены в Москву из суздальского собора, относятся к началу XV в.); на них золотом по черному лаку написаны 20 изображений на библейские темы.

После Октябрьской революции Успенский собор был превращен в музей. Создавая его экспозицию, сотрудники постарались максимально сохранить уникальный интерьер. Благодаря постоянным реставрационным работам практически все иконы и росписи были раскрыты из-под поздних записей.

С 1990 г. в соборе возобновились богослужения. С этого времени в Патриаршем Успенском соборе регулярно служит Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Архитектура

Архитектуре Успенского собора в течение XVI—XVII вв. подражали многие строители, а Успенские соборы в Ростове Великом, Троице-Сергиевой Лавре, Софийский собор в Вологде и некоторые другие сооружены под непосредственным воздействием кремлевского. Иосиф Волоцкий назвал Успенский собор «земным небом, сияющим, как великое солнце, посреди земли Русской».

Успенский собор — величественный и монументальный, мощных пропорций, трехнефный пятиглавый храм. С несколько суровым обликом фасадов контрастирует просторный интерьер с шестью тонкими высокими столпами. Они не стесняют пространство, но создают впечатление огромного дворцового зала.

Храм выложен из небольших блоков белого камня. Он отличается особой монолитностью: все членения равны по размерам, алтарные апсиды уплощены и скрыты массивными лопатками, крупные главы сближены. Гладь стен лишь подчеркивают узкие щелевидные окна и небольшой аркатурный фриз. Летописи отметили, что здание смотрится «как един камень».

Архитектура и стенопись храма создают образ космоса, где своды символизируют небо, несомое столпами собора. Как правило, на столпах помещают изображения мучеников, которые своей жизнью и мученической смертью поддерживают Церковь так же, как столпы несут свод

Собрание икон XI—XVII вв. в Успенском соборе является одним из самых богатых в мире Большинство их было написано в Москве для соборов XIV и XV вв., другие были привезены в Москву из древних городов в период собирания русских земель.

Исключительную ценность представляют такие иконы, как «Владимирская Богоматерь» византийского письма XI в. (ныне хранится в Никольском соборе, в Третьяковской галерее». «Святой Георгий» — работа новгородского художника XII в., с изображением «Богоматери Одигитрии» на оборотной стороне. Святой Георгий почитался как покровитель воинов. На иконе он изображен юношей в доспехах на золотом фоне. В правой руке он держит копье, в левой — меч. Лик его полон мужества и стойкости. В этом образе воина, покровителя ратоборцев, воплотились величие и торжественность, свойственные всему искусству того времен!!.

Среди наиболее ценных икон собора также «Спас Ярое Око», «Троица», храмовый образ «Успение», «Предста Царица», «Апостолы Петр и Павел», «Митрополит Петр в житии» и другие.

Перед иконостасом стоят моленные места царя, царицы и патриарха. Особый интерес представляет так называемый «Мономахов трон» — моленное место, созданное в 1551 г. для первого русского царя Иоанна Грозного. Его исполнителями были, вероятно, новгородские резчики. Здесь представлены различные мотивы и приемы резьбы, когда-то широко распространенной на Руси. В основании помещены четыре круглые скульптуры — изображения фантастических хищных зверей. Они несут квадратное в плане сооружение со сложной формы колонками, балясинами, подзорами, увенчанное затейливым шатром с многочисленными кокошниками, розетками и вазами. В двенадцати барельефах на стенках иллюстрировано «Сказание о князьях владимирских», повествующее о привозе на Русь из Византии царских регалий — шапки Мономаха, барм (парадного оплечья) и других предметов.

Престолы собора освящены в честь: Успения Пресвятой Богородицы; Великомученика Димитрия Солунского; Похвалы Пресвятой Богородицы; Св. Первоверховных ап. Петра и Павла.

Как добраться

Москва, Кремль, Соборная пл.

На карте

Назад

 

© 2008 Музей православного зодчества.
Храмы, церкви, соборы и монастыри России. Архитектура, история и искусство.
Сайт "Музей православного зодчества" является электронным СМИ (Свидетельство № ФС77 - 37756) перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена и преследуется в соответствии с ФЗ "Об электронных СМИ" и ФЗ "Об авторском праве"