По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Казанский собор

Казанский кафедральный собор — один из крупнейших православных храмов в Санкт-Петербурге, находится на Невском проспекте. До его строительства статус кафедрального собора имел Петропавловский, после него — Исаакиевский. В 1990-е гг. Казанскому собору был возвращен статус кафедрального.

История

Долгое время был местом хранения одной из главных святынь Русской Церкви — иконы Казанской Божией Матери, обретенной при Иване Грозном вскоре по завоевании Казани. Петр I распорядился перевезти ее из Москвы (где она хранилась в одноименном храме на Красной площади) в северную столицу, а в 1737 г., в царствование Анны Иоанновны, для иконы возведена церковь Рождества Богородицы по проекту архитектора Земцова, которая находилась на месте нынешнего фонтана. Павел I распорядился заменить обветшавшую к этому времени церковь. Граф А. С. Строганов, вблизи владений которого строился храм, протежировал своего бывшего крепостного Андрея Воронихина, по чьему проекту и был возведен собор.

Относительно облика будущего храма Павел I распорядился, чтобы он был похож на собор Святого Петра в Ватикане. Прототипу он обязан огромной колоннадой (96 колонн), хотя если в Риме колоннада замыкает площадь, то колоннада Казанского собора раскрывается к Невскому проспекту. С помощью колоннады Воронихин решил проблему, встававшую перед всеми строителями храмов на Невском. Проспект тянется с запада на восток, точно так же организуется и храм: на западе — вход, на востоке — алтарь. Потому культовые сооружения вынуждены стоять боком. Колоннада сделала северную часть парадной. С юга собор должка была украшать такая же колоннада, однако проект Воронихина так и не был доведен до конца. До сих пор сохранились и два пьедестала по бокам колоннады, до 1824 г. на них стояли гипсовые скульптуры ангелов, которые должны были быть заменены бронзовыми.

Начатый в 1801 г., собор был достроен много спустя после смерти Павла I, в 1811 г. Храм ста" памятником победе в Отечественной войне 1812 г., в 1813—1814 гг. сюда свозили знамена побежденных французских полков. Через год после окончания войны в соборе был захоронен фельдмаршал Кутузов, умерший в прусском городе Бунцлау. В 1837 г. по проекту скульптора Орловского на площади появились статуи полководцев Кутузова и Барклая-де-Толли.

Несмотря на культовый характер здания, площадь всегда привлекала интерес революционно настроенных масс. 6 марта 1876 г. здесь произошла первая демонстрация народнической группы «Земля и воля», здесь впервые выступил Плеханов, после революции его временный памятник находился между изваяниями Кутузова и Барклая-де-Толли. Здесь пика достигали студенческие демонстрации, начинавшиеся у Аничкова моста. В кровавое воскресение 1905 г. толпа мгновенно соорудила баррикады из скамеек в только что оформившемся сквере у собора.

В 30-х годах собор был закрыт и превращен в оплот борьбы с религией. В 1932 г. здесь начал работать Музей истории религии и атеизма, со временем ставший, впрочем, уникальным собранием. Уже в 1991 г. в соборе стали проходить богослужения. В 2001 г. музей переведен в новое здание на Почтамтской улице. В 1998 г. Казанский собор был освящен вновь.

На месте храма Спаса-на-Крови находилось большое болото, из которого вытекали небольшие речки Кривуша и Глухой Проток. На месте нынешней Казанской площади они сливались. За болотом, в районе современной Казанской улицы, поселились «переведенцы», насильно переселенные из других губерний. Так возникали в Санкт-Петербурге переведенские слободы плотников, каменщиков, пильщиков.

В 1708 г., с появлением в этом районе первых переведенцев, на месте будущего Казанского собора построили госпиталь со служебными казармами, а в 1710 г. вблизи него, на краю болота, выросла небольшая деревянная часовня.

В том же 1710 г. царица Прасковья Федоровна по повелению Петра, «следуя обычаю православных царей», привезла из Москвы в Санкт-Петербург список иконы Казанской Божией Матери, «в благословение новому городу».

Эта икона впервые явилась русским воинам в 1552 г., при взятии Казани. С этой чудотворной иконой народное ополчение под предводительством Дмитрия Пожарского в 1612 г. шло освобождать страну от поляков. С 1613 г., после избрания на русский престол первого царя из рода Романовых — Михаила Федоровича, икона Казанской Богоматери становится семейной реликвией Царского Дома. К ней обращались в самые драматические дни Российской империи — и в дни наполеоновского нашествия, и в самые катастрофические годы Великой Отечественной войны.

Когда был сделан этот список, неизвестно, но по древнейшему документу он связывается с именем царицы Прасковьи Федоровны (вдовы Иоанна и невестки Петра), участвовавшей в его написании и украшении.

В 1737 г., при императрице Анне Иоанновне, для этой чудотворной иконы возводится церковь Рождества Богородицы, примерно там, где сейчас находится фонтан перед Казанским собором. Полагают, что она строилась по проекту одного из первых петербургских зодчих Михаила Земцова. Ее великолепная многоярусная колокольня со шпилем являлась заметным украшением Невского проспекта, который к тому времени еще не успел стать главной улицей города и был застроен в основном двухэтажными домами. Во второй половине XVIII в. роль этой магистрали начинает меняться, и к концу столетия облик ветшающей церкви уже не соответствовал новому назначению Невского проспекта.

В 1799 г. Павел I провел конкурс на проект собора, потребовав, чтобы он напоминал собор Св. Петра. 14 ноября 1800 г. Павел утвердил проект Андрея Никифоровича Воронихина, а 27 августа (8 сентября) 1801г. уже Александр I положил первый камень в основание собора. 15 (27) сентября 1811 г. собор был освящен.

В чем только не обвиняли Воронихина его многочисленные завистники, соперники и просто недоброжелатели! Рассказывали легенды о том, что проект Воронихина не оригинален и составлен по плану, начертанному архитектором Баженовым для парижского Дома инвалидов. По другой легенде, проект собора представлял собой не что иное, как часть неосуществленного проекта одного из крыльев Кремлевского дворца того же Баженова. Еще одна легенда утверждала, что Казанский собор является точной копией собора Святого Петра в Риме.

Действительно, видеть в Казанском соборе копию собора Святого Петра было горячим желанием Павла I.

Сардинский посланник в Петербурге Жозеф де Местр рассказывает в одном из своих писем о слухах, которыми полнился Петербург в начале века. Когда Павла спросили, какие будут приказания относительно проекта Казанского собора, он будто бы ответил: «Я хочу немного от Святого Петра и немного от Сайта Мариа-Маджоре в Риме».

И если роскошные интерьеры Казанского собора действительно могут напоминать яркое оформление базилики одного из ранних христианских храмов — Сайта Мариа-Маджоре, то о схожести внешнего облика воронихинского собора с собором Святого Петра в Риме не может идти и речи. Если римские колоннады, описывая полный овал, образовывали замкнутую средневековую площадь, то воронихинская, раскрытая к Невскому проспекту, приняла на себя организующую, собирательную роль и стала не только главным звеном архитектурного ансамбля, но и смысловым центром всего окружающего пространства. К сожалению, полностью проект собора осуществлен не был. По замыслу зодчего, еще одна такая же колоннада должна была украсить противоположный, южный, фасад храма.

Не было закончено и внешне скульптурное оформление собора. До 1824 г. на пьедесталах стояли гипсовые копии Архангелов. Предполагалось заменить их бронзовыми. Но сделать это так и не удалось. В народе распространилась молва, будто бы Архангелы сами «не хотят занять свои места», пока в России не появится «мудрый, правдивый и честный политик». В свое время гипсовые Архангелы настолько обветшали, что их пришлось убрать. А пьедесталы стоят до сих пор...

Непосредственное руководящее участие в строительстве Казанского собора принимал член Государственного совета, президент Академии художеств граф Александр Алексеевич Строганов. Это он будто бы надоумил царя соорудить грандиозный храм по отечественному проект}, силами отечественных мастеров и из отечественных материалов. Казанский собор действительно выстроен силами коренных россиян и из собственных строительных материалов.

Скончался Строганов в 1811 г., через 12 дней после освящения Казанского собора. Чуть ли не до самой своей смерти он трудился без устали и, несмотря на слабое здоровье, ежедневно взбирался по лесам осматривать постройку.

Народное поверье, задолго до кончины графа, утверждало, что он, как строитель, «немногими днями переживет освящение храма». По рассказам современников, граф и сам верил этим предсказаниям. По окончании первой службы в соборе он будто бы подошел к митрополиту со словами: «Ныне отпущаеши раба своего, Владыко, с миром».

Ко дню освящения храма государыня пожертвовала на икону новую золотую ризу. От иконы церковь стала называться Казанскою, а императрица Елизавета Петровна переименовала ее в собор. В новом храме совершались разные придворные торжества, например, бракосочетание Петра III и Екатерины II. Здесь же 8 июля 1762 г. Екатерина II была провозглашена императрицей.

Отечественная война 1812 г. изменила судьбу Казанского собора. Построенный первоначально для чудотворной иконы, он превратился в хранилище реликвий победоносной войны.

Здесь было выставлено для осмотра 107 трофейных французских знамен, 93 ключа от крепостей и городов, взятых русскими войсками (в 1914 г. значительная часть этих реликвий была передана Московскому историческому музею). Еще более возросло мемориальное значение Казанского сбора в 1813 г., когда было решено похоронить под его сводами национального героя, победителя Наполеона и освободителя России Михаила Илларионовича Кутузова.

Кутузов неожиданно скончался 16 мая 1813 г. на одной из военных дорог в Силезии. Тело полководца набальзамировали и перевезли со всеми воинскими почестями в Петербург. Рассказывали, что, при въезде в город, «народ выпряг лошадей и сам вез коляску до Казанского собора». Часть останков, извлеченных при бальзамировании, запаяли в цинкованный гробик и захоронили в трех километрах от Бунцлау на кладбище Тиллендорф. Впоследствии на этом месте был установлен памятник.

border: 12px solid #603814;

Вероятно, тогда и родилась легенда, которая была поддержана довольно солидными источниками, вплоть до Большой советской энциклопедии. В Петербурге, гласит легенда, в Казанском соборе, покоится только тело великого полководца, а сердце, будто бы согласно его последней воле, осталось на той военной дороге и захоронено на кладбище Тиллендорф. Живет в поддержание этого и легенда о последних словах умирающего полководца, который будто бы сказал, обращаясь к солдатам, что сердцем он остается с ними.

Между тем еще в 1933 г. специальная комиссия произвела вскрытие могилы Кутузова в Казанском соборе. Был составлен беспрецедентный акт о том, что «вскрыт склеп, в котором захоронен Кутузов... слева в головах обнаружена серебряная банка, в которой находится набальзамированное сердце».

Архитектура

В конце XVIII и в начале ХIХ в. получили довольно широкое распространение различные разновидности так называемых армокаменных конструкций, в которых каменная и кирпичная кладка армировалась, укреплялась железными полосами и тяжами. Такие системы применялись, например, для имитации каменных балок — архитравов, перекрывающих пролеты между колоннами. Армокаменные конструкции применил архитектор А. Н. Воронихин в боковых портиках колоннады собора: их пролеты были перекрыты так называемыми клинчатыми перемычками, укрепленными железными полосами (эти клинчатые перемычки представляют собой, по сути дела, очень плоские арки, но внешне выглядят как балки-архитравы).

Неповторима его величественная колоннада, полукружием развернутая в сторону Невского проспекта. Входы в собор выделены строгими 6-колонными портиками. Здание завершается цилиндрическим барабаном, увенчанным легким и красивым куполом.

Купол собора представляет собой двухслойную конструкцию. Ее внутренняя оболочка выполнена из кирпича, а наружная — из металлических ребер: это был один из первых в мире примеров использования металлических куполов. Но применение металлических конструкций не отразилось во внешнем виде купола собора: они закрыты наружной кровлей. Традиционный облик купола соответствует общему характеру архитектурных форм собора.

Северный портик Казанского собора украшают копии знаменитых дверей итальянского ваятеля Лоренцо Гиберти (1378—1455). В 1442 г. Гиберти украсил Флорентийский баптистерий (здание для обряда крещения) замечательными дверями, над созданием которых трудился 27 лет. Впервые увидевший эти двери Микеланджело с восхищением воскликнул: «Они так прекрасны, что достойны быть вратами рая!» С той поры двери Гиберти во всех трудах по истории искусств называют «Вратами рая».

Для создания дверей архитектор Воронихин пригласил В. П. Екимова, заведующего литейной мастерской Академии художеств, признанного лучшим литейным мастером России. По хранившимся в Академии художеств гипсовым формам Екимов с ювелирной точностью воспроизвел в бронзе «Врата рая» Гиберти. Двери состоят из 10 рельефных многофигурных панне на сюжеты библейских легенд. Отливка бронзовых статуй, установленных в нишах собора, как и памятников Кутузову и Барклаю-де-Толли, была также поручена В. П. Екимову. Он же отливал памятник Суворову на Марсовом поле. У Василия Екимова обучался художественному литью скульптор П. К. Клодт.

25 декабря 1837 г. — в день 25-летней годовщины изгнания войск Наполеона за пределы России — на площади перед собором были открыты памятники двум знаменитым «земным Михаилам-Архангелам России»: Михаилу Илларионовичу Кутузову и Михаилу Богдановичу (Михаилу Андреасу) Барклаю-де-Толли (1761—1818), выполненные по моделям скульптора Б. И. Орловского.

С памятниками у Казанского собора связано героическое поверье времен Великой Отечественной войны. Н. В. Баранов, главный архитектор города в то время, вспоминал, что «среди горожан существовало нечто вроде суеверия. Говорили, что, пока бомба или снаряд не заденет не укрытые памятники русским полководцам Суворову, Кутузову и Барклаю, врагу не бывать в городе». И действительно, памятники полководцам всю блокаду простояли открытыми, и ни один осколок снаряда их не коснулся.

В 1811—1812 гг., по проекту А. Н. Воронихина, на массивном гранитном цоколе была установлена ажурная решетка (длиной 171 м), состоящая из 14 увенчанных шарами гранитных столбов, соединенных широкими чугунными звеньями. Она полукругом ограждает сквер перед западным фасадом собора. На вертикальные металлические стержни решетки наложены отлично прорисованные чугунные украшения ромбовидной формы. Вверху проходит орнаментальный пояс, как бы отвечающий протянувшемуся лентой каменному цоколю.

Модели для отливки орнаментальных украшений выполнил известный в ту пору резчик-Василий Захаров. Металлические звенья отливались на заводе Берда.

В 1836 г. иконостас был заменен на новый, вычеканенный по проекту К. А. Тона из серебра, отнятого донскими казаками Платова у французов в 1812 г.

15 ноября 1932 г. в соборе был открыт Музей истории религии и атеизма. Богатейшие фонды музея (более 180 тыс. единиц) включали разнообразные коллекции по истории восточного и западного христианства, буддизма, ислама, церковного искусства. Не забудем, что именно здесь, в запасниках атеистического музея, провиденциальным образом в никому не известных коробках сохранились св. мощи двух православных подвижников последних времен — преп. Серафима Саровского и Иоасафа Белгородского.

Как добраться

Санкт-Петербург, Невский проспект, дом 25

На карте

Назад

 

© 2008 Музей православного зодчества.
Храмы, церкви, соборы и монастыри России. Архитектура, история и искусство.
Сайт "Музей православного зодчества" является электронным СМИ (Свидетельство № ФС77 - 37756) перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена и преследуется в соответствии с ФЗ "Об электронных СМИ" и ФЗ "Об авторском праве"